Главная / Статьи / Нерабочее настроение / Роберт Силин - бесстрашный покоритель неба

Роберт Силин - бесстрашный покоритель неба

Просмотры (1772)  Комментарии (0)

Беседовал Юрий МАТЫЦИН

Воздушная стихия захватила его в юные годы и не отпускает до сих пор. Он стоял у истоков возрождения парашютного спорта в послевоенном СССР, его прыжок в чашу стадиона «Лужники» послужил поводом для создания знаменитого на весь мир ЦСПК, за участие в съемках кинофильмов он удостоен престижных наград. Сегодня гость рубрики «Нерабочее настроение» – ветеран воздушно-десантных войск полковник Роберт СИЛИН.


Путь к первой сотне

роберт силин

– Роберт Николаевич, с чего начался Ваш путь в небо?
– Родился я в Ярославле. Примерно в пяти километрах от нашего дома располагался аэродром, и со двора я мог наблюдать, как от самолета отделяются люди и у них за спиной раскрываются парашюты. Происходило это нечасто. А потом я записался в аэроклуб, где были летное, планерное и парашютное звенья. Я выбрал последнее. И вот наступил долгожданный день, когда наша группа из двадцати человек благополучно совершила свой первый прыжок.

– Это событие воодушевило на новые подвиги?
– Мы с Володей Шевченко, с которым были дружны, сразу захватили лидерство и первыми подошли к седьмому прыжку. Если до этого было автоматическое раскрытие парашюта, то теперь предстояло опробовать ручное. Был уже поздний вечер, я прыгнул первым, через три секунды дернул кольцо, парашют раскрылся. Однако когда приземлился, ко мне кто-то подошел и сообщил, что Шевченко разбился…

– После трагедии не последовало запрета?
– Мне с великим трудом удалось убедить маму, что причина была устранена и прыжки теперь будут безопасны. Из нашей группы, кроме меня, на аэродром приходили еще только два человека, но нашу группу старались не активировать. К восьмому прыжку с прежним заданием допустили меня одного.

Только через три года я совершил сотый прыжок в аэроклубе. К тому времени уже научился выполнять так называемый комплекс фигур: развороты влево-вправо или вправо-влево, а затем сальто. При более-менее нормальном приземлении на точность это позволяло присваивать звание мастера спорта. Но в аэроклубе таких соревнований еще не было, и полностью выполнять фигуры тоже не всегда удавалось, не хватало времени.


Капитан без команды

роберт силин
Курсант Рязанского училища ВДВ

– Вам тогда благополучно удалось избежать непредвиденных обстоятельств?
– На 27-й прыжок у меня была задача сделать спираль из виража. Отделиться от самолета было непросто: надо сделать пару шагов к краю обрезиненной части крыла, не отталкиваясь, перенести центр тяжести за его пределы, и тебя выбрасывает центробежная сила. Но когда на третьей секунде я, как положено, дернул кольцо, то почувствовал сильный удар пружиной механизма по затылку, а раскрытия не произошло. Я вспомнил случай Шевченко, который предупреждал, что надо не ждать, а действовать, и это помогло мне исправить ситуацию.

– С Вашим послужным списком был прямой путь в воздушно-десантные войска...
– Я попал служить в Псковскую область, город Остров, где дислоцировалась 104-я дивизия ВДВ. Там продолжил свои занятия парашютным спортом. В 1959 году мы впервые приняли участие в первенстве СССР. Перед этим я стал абсолютным чемпионом ВДВ, и меня назначили капитаном команды. В первый состав тогда вошли Вячеслав Крылов, Валерий Катков (будущий испытатель парашютов) и Виктор Подгорнов. Крылов тогда стал чемпионом и установил мировой рекорд, у меня – серебряная медаль за точность приземления.

В следующем году мы выиграли чемпионат Вооруженных сил, а Подгорного сменил Олег Рудольф, который вместо меня стал чемпионом ВДВ. Я в то время уже входил в состав сборной СССР и не участвовал в соревнованиях десантников. Подгорнов и Рудольф позже разбились, а Слава Крылов умер два года назад: поздравил меня с Новым годом, а через шесть дней его не стало. Вот так капитан остался без команды…

– Родом из Ваших мест первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова. Случаем, не доводилось с ней пересекаться?
– Наше знакомство с Валентиной Владимировной произошло в аэроклубе, хотя мы жили в одном районе, ездили на одном трамвае. Одинаково были увлечены парашютным спортом и совершением прыжков различной сложности, включая свободное падение, прыжки на воду.

Дружеские отношения мы пронесли через всю жизнь. Недавно всей семьей побывали у нее на дне рождения, где также присутствовал сосед Терешковой летчик-космонавт Алексей Архипович Леонов. Регулярно созваниваемся, поздравляем ее с праздниками, с Новым годом.


Над землей с кинокамерой

роберт силин
На счету полковника ВДВ более 5 тысяч прыжков

– Одним из сложнейших заданий для Вас стал прыжок в чашу стадиона «Лужники».
– Никто не мог это даже предположить, потому что у нас в стране все было секретно. Нас расположили в Коломне, там попрыгали, и когда заместитель командующего ВДВ генерал Лисов удостоверился в том, что в точности приземления все складывается неплохо, объявил, что будем совершать прыжок в Лужниках. Несколько попыток сделали при пустом стадионе, а 10 августа 1963 года – уже при стотысячной зрительской аудитории.

Прыгали с двух вертолетов по три человека. Ветер был неприятный, но только первый улетел за пределы стадиона, его быстро подобрали спецслужбы. А остальные пятеро приземлились точно на футбольное поле. Обстановка была торжественная, зрители нас тепло приняли. Показательные выступления послужили поводом для организации в Рязани ЦСПК (Центральный спортивно-парашютный клуб), а та дата считается днем его рождения.

– Роберт Николаевич, с чего началось увлечение фотографией?
– Когда я уже занимался в аэроклубе, как-то захотелось запечатлеть прыжок. Был сильный дождь, но у нас двоих оказались фотоаппараты (у меня – «Смена», у второго – более продвинутый «Киев»), я выскочил, щелкнул и обратно. Он вслед за мной. Потом приносим фотографии и видим: у меня все лица прорисованы (до сих пор удивляюсь качеству), а у него все в тумане. Тогда я понял, что можно хорошо снимать, а можно плохо, и аппарат тут ни при чем.

Когда призвался на срочную службу, там было запрещено иметь фотоаппарат. Но, став сержантом, нашел в полу отошедшую дощечку и оборудовал там тайник, куда поместился даже увеличитель. Как-то сделал с воздуха несколько снимков приземления впереди идущих (что видим только мы, парашютисты), так мне самому понравилось. Потом тиражировали несколько дней, чтобы каждый получил фото в альбом.

роберт силин
Роберт Силин в совершенстве овладел непростой профессией небесного оператора

– А как овладели профессией оператора?
– Оператор Валенко заключил договор с «Мосфильмом» на съемку кинокартины «В небе только девушки». Но после тренировочного прыжка приземлился неудачно: камера вдребезги, сотрясение головного мозга и что-то с шеей. Короче говоря, надолго вышел из строя. При этом присутствовал генерал Лисов, который вместе с режиссером Василием Журавлевым («Пятнадцатилетний капитан») был автором сценария. Он подозвал меня и спросил: «Не хочешь попробовать?»

Камера весит восемь килограммов, пленка тоже нелегкая. Сначала сделал крепление на голове, но потом общими усилиями приспособили ручки к камере, а заодно выключатель под большой палец. Журавлев сказал: «Если в воздухе возникнут осложнения, бросай камеру. Спишем». Попробовал. Пленку проявили, посмотрели – получилось неплохо, и работа закипела.


В небе не только девушки

роберт силин

– Сколько понадобилось попыток, чтобы снять 20-минутный фильм?
– Пришлось совершить 101 прыжок. Дело в том, что режиссер был в возрасте: «И зачем связался с этим фильмом? Я здесь, съемки где-то там!»

Я сделал много хороших кадров, как раскрывается парашют, но в фильме оказалось лишь несколько из них, а прыжки-то совершены. Были и другие запланированные эпизоды, которые так и не вошли в окончательный вариант. И наоборот, утвердили те, которые придумали буквально на ходу. К примеру, игра в мяч – на самом деле это арбуз, который перекидывали друг другу в свободном падении.

– На съемках обошлось без эксцессов?
– Произошел лишь один экстренный случай, когда Люду Пухову (она играла роль чертика) при попытке сесть на колесо сдуло потоком воздуха. Она зацепилась и ни туда ни сюда, а самолет-то летит! Когда ей удалось освободить ногу, то приземлилась в какой-то деревне километрах в двадцати от места.

– В 1968 году художественный фильм «В небе только девушки» получил главный приз международного кинофестиваля в Сан-Себастьяно как лучшая короткометражная лента.
– Да. А мне вручили золотую медаль за операторское мастерство на фестивале спортивных фильмов. Присвоили первую категорию оператора, я стал постоянно контактировать с центральной студией документальных фильмов, снял «Там, за облаками», «Старт в небе», «Авиаэкспорт», «Парашюты». Начальник отдела кадров сказал, что все меняются, один я бессменный.

– Роберт Николаевич, если не ошибаюсь, Вы совершили 5287 прыжков, а какой из них стал самым запоминающимся?
– Под эту характеристику подходит практически каждый из них. Отмечу прыжок, который я совершил после семнадцатилетнего перерыва, когда мне было уже под семьдесят. До этого специально не бывал в ЦСПК, думал, желание полностью угасло. Потом как-то зашел туда, и оказалось, что вовсе нет.

После этого я сделал еще 87 прыжков, один из которых совершил над городом и приземлился на плац училища ВДВ. Тогда из-за отсрочки чуть не «заблудился» в воздухе, но в качестве ориентира выступили шпили церквей Кремля.


ВДВ – навсегда!

– Вся Ваша жизнь оказалась связана с воздушно-десантными войсками.
– Мне не свойственно метаться, хотя предложений было много, особенно когда находился в отменной спортивной форме. Был как-то разговор с космонавтом Валерием Быковским, после того как при совершении прыжка погиб их тренер по парашютному спорту Никитин. Но вместо себя я порекомендовал на эту должность Славу Крылова.

– Вам удалось запечатлеть свои воспоминания в довольно внушительной автобиографической книге.
– Идея пришла постепенно. В свое время вел дневнички, куда заносил интересные моменты, связанные с парашютным спортом. Когда куда-то выезжали, то обязательно брали с собой корреспондента из «Красной звезды» или «Крыльев Родины», но как-то генерал Лисов сказал: «Зачем нам кто-то? У нас свой есть: он и напишет, и фото сделает».

Позже познакомился с редактором студии документальных фильмов Владленом Куксовым, который дал высокую оценку моим публикациям в печати. А первым, кто заговорил о книге, был, пожалуй, редактор газеты «Красная звезда». Сейчас потихоньку работаю уже над второй.

роберт силин
Супружеская чета Силиных в гостях у Валентины Терешковой (в центре). Рядом с хозяйкой дома - летчик-космонавт Алексей Леонов

– Все прошлое лето Вы провели на даче. Любите работать в саду?
– Этим в основном занимаюсь я, – вступает в разговор супруга Тамара Васильевна. – Полгода живем в деревне, все выращиваем, тыквы такие огромные, что не знаем, куда их девать. У Роберта Николаевича другие обязанности: навес сделал, забор, погреб. А какой он трактор собрал своими руками!

– Скажите, чем Вы еще занимаетесь, будучи на заслуженном отдыхе?
– Как и прежде, разрабатываю для Центра программы, готовлю необходимые документы. Шестнадцать лет я преподавал в училище ВДВ, занимался научной работой, имею шесть запатентованных изобретений, которые связаны с парашютом.

На офицеров, для того чтобы они совершенствовались в своей работе, периодически пишут аттестации, где указывают недостатки и срок их исправления. У меня всегда были только положительные характеристики, а в конце приписка: «Преподаватель не требует контроля».

И это, наверное, неслучайно. Начальник 309-го Центра специальной физической подготовки и выживания ВДВ (бывший ЦСПК) Сергей Лукьянов и бывший командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов считают Роберта Силина своим учителем.

Опубликовано в №49 еженедельника "Дом.Строй"
(от 14.12.2016г.)



Оставить комментарий

Комментарии